Константин Симонов -
Друг-приятель

Едва ошибся человек,
Как сразу – им в привычку –
Уж тянут, тянут руки вверх
Его друзья. – в кавычках.

Один – чтоб первым осудить
На первом же собрании,
Другой – чтоб всех предупредить,
Что он все знал заранее...

Что говорить об этих двух?
Из сердца сделай вычерк!
Но вот сидит твой третий друг –
Как будто без кавычек.

Он и сегодня, как вчера,
Рубашкою поделится,
Проутешает до утра:
Что все это безделица
И скоро перемелется...

С тобой душой не покривит:
Что можно, да и нужно
Тебе за грех твой дать на вид,
А больше не положено!
А больше не заслужено!
Но, не потупивши глаза
И медный голос выковав,
Его подаст он все же – за
Тот самый строгий выговор,
Что хоть и не положен
И все тому подобное...
Но раз уже предложен,
То против – неудобно!
Потом с собрания к нему
Зайдешь – затащит силой,
Чтоб объясниться, что к чему.
Что не тебе, брат, одному,
А и ему, а и ему –
Да-да! – не просто было!
Что он тебя всегда любил,
И все об этом знают;
Случалось, вместе водку пил,
И это тоже знают;
Вдобавок вы с ним земляки,
И нету человека,
Чтобы не знал, как вы близки
С ним чуть не четверть века.

В твою защиту выступить –
Как напоказ все выставить!
Вдруг раздались бы реплики:
Мол, время зря не тратили,
Мол, уж не слишком крепко ли
Спаялись вы, приятели?
Кому же это
нужно-то!
Ведь было б только хуже – да?
А так –
ну что ж, ну строго,
Ну перегнули малость,
За выговор, ей-богу,
Рука не подымалась!

– А все же поднял? – Поднял.
Так это ведь – сегодня,
Но есть еще райком,
горком,
Поговорят,
протрут с песком,
Дадут на вид, пожалуй,
А выговор – обжалуй!

И я, как вызовут, скажу,
Что в этом отношении
Я слишком строгим нахожу
Первичное решение.

Дерись, обжалуй!
А пока,
Коль доведется туго,
Вот, брат, тебе моя рука,
А если надо – угол,
Бывает, брат, и хуже,
Давай садись за ужин,
Беда – бедой,
еда – едой!

И смотришь на него, как он
Все ходит, суетится,
И добрый он,
И славный он,
И чуть собой гордится,
Накормит и напоит,
Спать у себя положит...
А большего не стоит
И спрашивать, быть может?

Но вдруг
совсем простой
вопрос:
«Постой, постой,
что он тут нес?
И почему же, собственно,
Не мог он на собрании
Сказать о мненье собственном
Перед голосованием?

Что вы не просто с ним дружки,
Что вы врагов с ним били,
Что в жизни не одни вершки –
И труд и бой делили;

Что не слепою верою –
В делах дурной попутчицей, –
Что всею жизни мерою
Он за тебя поручится!»

Его ты вправе упрекнуть,
Хоть люди есть и хуже...
Все дело в том,
как тут взглянуть:
Пошире?
Иль поуже?

Поуже – что ж, все ничего,
Он парень неплохой,
Не требуй лишнего с него –
Спасибо, что такой.
Пошире взгляд жесток, увы, –
С ним не были друзьями вы!

Тех двух, с кого я начал речь,
Их просто от себя отсечь.
Но с этим третьим – сложно,
Заколебаться можно...
Чтоб эти вытравить черты,
Пора в лицо смотреть им –
Случается,
что я и ты
Бываем этим –
третьим...

1954

Другие стихи автора: